Педофилы не пройдут

понедельник, 27 апреля, 2009 - 12:00

Активист «Молодой Гвардии» Хабаровского края, «Фабрика смыслов», г.
Хабаровск

Проблема существования в обществе педофилов всегда была одной из самых сложных
и противоречивых. Со страниц газет, из резолюций дискуссионных площадок и
круглых столов летит призыв действовать, что-то скорее предпринимать для того,
чтобы оградить наших детей от опасности. Но пока, к сожалению, все только тонет
в обсуждениях. Мы всё встречаемся, всё что-то обсуждаем, всё говорим «надо» и
«срочно», с нами соглашаются - «да, пора», но дальше слов дело не продвигается.

Всем нам известно, что наше законодательство по проблеме педофилии слабовато.
Либерализация законодательства все время происходит не в том направлении. Там,
где она (либерализааация) не нужна совершенно, где речь идет о педофилах и
детоубийцах, там она и «случилась»: привлечь преступника к ответственности по
существующим правовым нормам достаточно затруднительно. Преступность всегда
ищет и находит наиболее слабое, не защищенное законом социальное звено, ту нишу,
где можно чувствовать себя наиболее безбоязненно. Рассыпаются эти дела в суде
по той простой причине, что в законодательстве нет даже определения
педофилии, нет определения и детской порнографии. Это значит, что любой
квалифицированный адвокат может доказать: непонятно, за что его клиента судят
.

В США, да и во многих других странах расплата за педофилию - сроки от 20-25
лет и до пожизненного. Нашим педофилам статьи определяют наказание от 2 до 4
лет лишения свободы. Если же помнить о возможности УДО, получается, что за
искалеченную детскую судьбу преступник платит не такую уж высокую цену! Так,
например, Владимир Степанов, больше известный широкой общественности как
маньяк-педофил «Блондин» (издание «Аиф-Петербург» от 20 апреля 2009), в случае
судебного процесса может получить до 25 лет лишения свободы по совокупности
совершенных преступлений: педофил дал признательные показания в 19 преступных
эпизодах, потерпевшими по которым признаны 27 несовершеннолетних мальчиков (!),
однако число нападений и жертв может быть гораздо большим! Не слишком ли мягко:
25 лет лишения свободы за 27 жертв?! Или, например, "прославившийся"
на всю страну светлоградский маньяк-педофил Иван Панченко получил пожизненное
заключение только после кровавой цепочки изнасилований и убийств, в ходе
которой жертвами стали 4 девушки.

Из всех норм, действующих в современном уголовном законодательстве,
прямое отношение к педофилии имеют следующие статьи Уголовного кодекса России:
"134. Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не
достигшим четырнадцатилетнего возраста"; "135. Развратные
действия", "240. Вовлечение в занятие проституцией", "241.
Организация или содержание притонов для занятия проституцией", "242.
Незаконное распространение порнографических материалов или предметов".
Однако, в УК РФ мне при всем желании так и не удалось найти определение понятий
"педофилия" и "детская порнография", отставание
отечественного законодательства от существующих явлений в обществе уже давно
стало печальной традицией.

Что часто наблюдается на практике: педофила "за примерное
поведение" частенько отпускают условно-досрочно; он может выйти на свободу
годика через 2-4 и снова становится опасным для общества. Даже
"Блондину", думаю, смогут "скостить" срок до 16лет (это 2/3
срока, затем может последовать УДО), а это значит, что его новой жертвой потом
может стать любой ребенок. Педофила, чувствующего мягкость правосудия, ничто
не остановит. Это аксиома.

Именно поэтому родители пострадавших детей и немногие по-настоящему
неравнодушные (по-настоящему неравнодушных мало, мы безразличны к этой проблеме
до тех пор, пока она не коснется наших семей, "пока петух не
клюнет...") кричат о том, что власть "бросила наших детей",  "отправила их на откорм педофилам",
что "законодательство у нас работает на педофила, а не на ребенка".

Все они правы, и было бы цинично с моей стороны да и, думаю, со стороны
власти тоже, отрицать это. Не находя поддержки для защиты самого дорогого в
жизни - своих детей - на законодательной основе, кто-то решится на крайнюю
меру.

Все мы помним нашумевшую историю годичной давности про бывшего боксера
Александра Кузнецова, убившего педофила - выходца из Средней Азии Бахтишода
Хайриллаева, пытавшегося изнасиловать приемного сына Кузнецова восьмилетнего
Мишу. Всё общество было на его (Кузнецова) стороне, все желали ему
оправдательного приговора. Но закон есть закон, и Александру грозило до 15 лет
тюрьмы (в три раза больше, чем любому "среднестатистическому российскому"
педофилу!). "К счастью", суд дал Кузнецову "только" 2,5
года колонии строгого режима, были смягчающие обстоятельства (Александр сам
вызвал милицию и ничего от органов не скрывал).

Одного сочувствия и праведного гнева мало, нужны действия. И мы,
молодогвардейцы, признаем это. Мы знаем, что опаснее всего сидеть, сложа руки,
откладывая «на потом».

Но и действовать с дилетантским подходом тоже опасно. Казалось бы, если
наказания для педофилов слишком мягкие, то почему бы их не ужесточить?! Мера,
безусловно, популярная - так думает абсолютное большинство, и ЕР и МГ,
несомненно, на одной этой популярной мере обретут поддержку в народе, огромную
поддержку.

Но в этом вопросе ужесточения санкций есть и оборотная сторона. Вот
представим невероятное: примет ЕР законопроект, внесет поправки в УК РФ,
отменит мораторий на смертную казнь. Вот, против педофилов принята самая
радикальная и популярная мера (разве многие из нас не мечтают о том, что чья-то
"сильная рука" смертную казнь "вернет" ?!). Что мы видим: в
начале - полная поддержка народа. Все рукоплещут героям! "Наконец-то
дождались реальных действий!!! И каких!!!" Но потом вдруг выясняется, что
число детских изнасилований не уменьшается, а убийств - как раз растет.

Оказывается, как это было в Советском Союзе, где смертная казнь
достаточно широко применялась; педофил, изнасиловав ребенка и зная, что его
ждет расстрел, предпочтет  убрать
главного свидетеля - самого малыша, т.е. мало того, что изнасилует, еще и убьет.
Так что после введения смертной казни, не придется ли нам снова с недоумением
развести руки со словами "Хотели как лучше, а получилось как -
всегда!".

Звучит чудовищно, но лучше уж, если ребенок будет "просто"
изнасилован, чем  изнасилован и убит.
Распространено мнение, что дети в результате сексуальных действий подобного
рода становятся ненормальными, заболевают психически или испытывают глубокие
нарушения в сексуальной сфере, которые накладывают несмываемый отпечаток на
будущую половую роль. Следует сказать, что научные исследования вовсе не
подтверждают этой апокалиптической картины. Оказалось, что большинство
пострадавших детей во взрослой жизни обладают вполне удовлетворительным
психическим здоровьем, не носящим следов каких-либо травм и ведут нормальную
половую жизнь. У части таких детей позднее проявляется тенденция выбирать в
спутники жизни человека старше себя по возрасту, т.е. как бы дает о себе знать
закодированный в подсознании образ более взрослого партнера. Лишь примерно у
15% детей развиваются отрицательные последствия - сексуальная заторможенность,
невроз, страх, неприязнь и отвращение к представителям противоположного пола,
гомосексуализм и т.п. Вопрос состоит в том, в какой степени эти последствия
связаны с самой трагедией, произошедшей с ними в детстве, а в какой - с ее
закреплением в детской памяти благодаря поведению родителей, допросам,
судебному разбирательству и т.п.

Но оставлять положение таким, как сейчас, еще опасней. Не начнут ли
родители пострадавших детей сами выискивать педофилов и устраивать самосуд,
зная что закон защищает не детей?! Например, в США (где законодательство к
педофилам, как мы уже выяснили, далеко не либерально)  во многих случаях установление факта
педофилии самими родителями или в результате тревоги, поднятой ребенком,
приводило к погоне за виновником в стиле, напоминающем гангстерские фильмы и
вестерны. Нередко дело едва не заканчивалось самосудом. У нас в стране история
бывшего боксера Александра Кузнецова - яркий тому пример.

Вот они две крайности: или "рай педофилам" или
"антипедофилический террор".

А истина, как часто говорят в народе, "где-то рядом". Ведь
есть и другие меры: и увеличение сроков тюремного заключения, и даже
пожизненный срок, чтобы педофил был огражден от общества навсегда, и химическая
кастрация, применяемая например, в Китае и в Израиле, после которой педофил
перестает испытывать сексуальное возбуждение и уже не представляет опасности
для детей. (Я как-то поинтересовался у одного знакомого студента-медика об
опасности педофила после хим.кастрации. Я спросил "Не проявит ли
преступник агрессии, но уже в другой, "несексуальной" форме?".
На это студент мне ответил, что педофил после этой "замечательной"
процедуры становится абсолютно неагрессивным. "Он становится похож  на добрую женщину", - ответил мне
студент).

Можно также упомянуть и электронные обручи, отслеживающие педофилов и
уровень их сексуального возбуждения, и опубликованные электронные базы данных
преступников, изучив которые родители наших детей смогут узнать, кто, возможно,
работает у них учителем в школе или руководителем детского лагеря, а ведь
именно детские учреждения, такие как детские сады, школы, поликлиники, детские
лагеря, и являются местами концентрации педофилов. Так,  например, согласно исследованию проведенному
в Японии, каждый пятый учитель мужского пола страдает так называемым
"комплексом Гумберта" , т.е. в педагогику его привело в первую
очередь не призвание, а половое влечение к детям. На Западе, в наших
"дорогих США", электронная база данных педофилов доступна абсолютно
всем гражданам, они запросто могут обнаружить всех педофилов, уже совершивших
сексуальные преступления, живущих с ними по-соседству, в их районе или городке.
Думаю, что опубликованные базы данных по педофилов стоит ввести и у нас, страна
должна знать "своих героев".

Мер против педофилов на законодательном уровне может быть множество,
однако непредсказуемыми могут быть и последствия вида "хотели как
лучше..."(см. выше).

В любом случае необходим тщательный, последовательный научный анализ,
учет общественного мнения, статистических данных, опыта других стран в области
ужесточения санкций.

Необходима слаженная скоординированная работа юристов, общественных
деятелей, медицины и милиции и др. органов.

Работать над данной противоречивой и сложной проблемой следует  без спешки, но и без промедления! Нам,
молодогвардейцам, следует знать своего врага. Какой он, общий портрет
педофила? Людям какой социальной категории свойственно это психическое
отклонение? К сожалению, невозможно, дать точный ответ на эти вопросы. Диапазон
личностных особенностей педофилов крайне велик, 
мужчинам-педофилам (дело в том, что есть еще и женская педофилия, но она
не столь распространена, однако не менее опасна и агрессивна) присущи черты,
отличающие их от нормальных мужчин, однако, следует сказать, что те же самые
черты присущи и многим другим преступникам: это и закомплексованность, и
неуверенность в себе, и проблемы в сексуальной жизни, и заторможенность и
многое другое. Известны также случаи, что в детстве педофилы сами подвергались
физическому и сексуальному насилию. Так, например, над печально известным
Бахтишодом Хайриллаевым в детстве издевался пьяница-отец - это могло дать
импульс развитию у мальчишки педофилических наклонностей. Что же касается
социального положения таких преступников, то в данном случае следует сказать,
что педофилия не всегда является болезнью или признаком какой-то особой
социальной категории граждан. Половое влечение к несовершеннолетним могут
испытывать, как больные, умственно недоразвитые люди, с не сложившейся
сексуальной жизнью, так и вполне респектабельные отцы семейств, практикующие
порочные действия в том числе в отношении собственных детей.

Однако, о самом главном - о мерах превентивного характера, почти забыл
упомянуть. Как не допустить или значительно уменьшить число подобных случаев,
ведь наказание-наказанием, и все бы рады его ужесточить, но куда важнее снизить
вероятность самого преступления, создать условия, чтобы оно не было совершено.
В данном случае следует вырабатывать (прививать) в обществе уважение и к
комендантскому часу, и к телефонам доверия, и к психологическим службам (а то у
нас в этой области скорее помогают по правилу 
"без поллитры не обходёшься"), и к медицине, разрабатывающей
методы лечения педофилии, локализации этого психического отклонения. Можно хотя
бы на нескольких детских площадках при поддержке бизнеса и камеры наблюдения
установить (на нескольких, на всех денег на хватит, к сожалению). Отмечу
напоследок, что помимо заезженных и бесспорных фраз, вроде "Дети - наше будущее"
и "Дети - цветы жизни" - они, дети, еще и жертвы мира, созданного
нами - взрослыми. И только если защита детства станет не сиюминутным (когда
«петух клюнул») или местечковой («это у соседа случилось, а мне какая
разница»), а делом всех и каждого - делом всего общества, можно будет с
уверенностью сказать: «Педофилы не пройдут».

Михаил Никитин,
активист «Молодой Гвардии» Хабаровского края, «Фабрика смыслов», г.
Хабаровск

Поделиться:
0
0
0

Голоса: 127